Звезда мировой оперы и поклонник футбола: Зураб Соткилава ушел из жизни

Звезда мировой оперы и поклонник футбола: Зураб Соткилава ушел из жизни

Выдающийся оперный певец Зураб Соткилава, человек, блиставший на мировых подмостках и заслуживший звание лучшего интерпретатора итальянской классики, ушел из жизни на 81 году жизни; он долгое время боролся с серьезной болезнью, черпая силы в поддержке семьи, в музыке и в любимом увлечении — футболе.

Из футбола — в музыку

Выдающийся оперный певец Зураб Соткилава родился 12 марта 1937 года в Сухуме. Его папа был учителем истории, а мама – врачом. Именно она в свободное время обожала играть на гитаре и петь: на пару с бабушкой они исполняли старые грузинские песни, что стало первым музыкальным впечатлением юного Зураба.

Впрочем, как любой мальчишка, всерьез о пении он никогда не задумывался. Вместо этого обожал гонять мяч во дворе, и к 16 годам делал это вполне профессионально. Его считали восходящей звездой футбола: сперва его пригласили в сухумское «Динамо» на позицию крайнего защитника, а в 1956 году после того, как команда одержала победу во Всесоюзных соревнованиях, Соткилаву приняли в основной состав тбилисской команды.

Мало кто сомневался в том, что юношу ожидает блестящая спортивная карьера, но серьезная травма, полученная в одном из матчей, вынудила его оставить тренировки. «Пением приходилось заниматься между футбольными тренировками и играми. Впрочем, учился я хорошо, и появились первые успехи. В 1959 году я получил травму и продолжать играть в футбол не смог. Тогда решил посвятить себя пению полностью. Однако я по-прежнему еще не очень серьезно относился к пению. Перелом наступил в 1962 году, когда я твердо решил, что хочу стать тенором», — рассказывал Соткилава в одном из интервью.

Талант в нем разглядела соседка, пианистка Валерия Разумовская, которая охотно давала юноше уроки и прочила большое музыкальное будущее. Она же познакомила его с профессором Тбилисской консерватории, страстным любителем футбола. Для него Соткилава доставал дефицитные билеты на стадион, а тот в знак благодарности занимался с будущей звездой.

Исполнитель с улыбкой вспоминал, что футбол не только привел его в музыку, но и помог стать профессионалом высокого уровня. «В спорте меня научили режиму, научили, как надо работать, это я перенес в область искусства», — подчеркивал он.

Талант мирового масштаба

Завершив футбольную карьеру, Зураб Соткилава полностью посвятил себя музыке и быстро начал делать успехи. После окончания горного факультета Грузинского политехнического института (ныне Грузинский технический университет), в 1960 году он был принят в Тбилисскую государственную консерваторию имени Сараджишвили. Изначально Соткилава пришел обучаться как баритон, но вскоре профессор Давид Андгуладзе открыл в нем уникальный лирико-драматический тенор, который прославил его на весь мир.

«Я кроме пения ничего не умею. Абсолютно бездарный. Если я петь не буду — жить не смогу. Это как кислород, как пища для меня. Для меня азарт, страсть, экспрессия, отдача, творчество – все в пении. Хотя, на самом деле, это очень рутинное занятие и тяжелый жестокий труд. Так не бывает, чтобы сегодня попел, а послезавтра продолжишь так же спокойно, без тренировки. Нет, послезавтра надо возвращаться в начало: опять гаммы, распевки, пробы, резонаторы дыхания. Рутинная работа, страшная работа. И если ты это не любишь, если пение не является твоей страстью, то лучше этим делом не заниматься», — рассказывал Соткилава.

Он с большим успехом дебютировал на сцене Тбилисского театра оперы и балета имени Палиашвили с партией Каварадосси в опере Джакомо Пуччини «Тоска», и проработал там около девяти лет. В театре очень ценили талантливого вокалиста и всячески стремились развивать его способности. В 1966 году молодого исполнителя отправили на стажировку в итальянский театр «Ла Скала», где ему довелось учиться у лучших специалистов, а ценители оперы нарекли Соткилаву лучшим интерпретатором итальянской классики. Там же он сдружился с известным исполнителем Лучано Паваротти.

По возвращении на родину Соткилаву ожидали победы в престижных конкурсах как в Советском Союзе, так и за рубежом. Так, он стал лауреатом болгарского фестиваля «Золотой Орфей», занял второе место в Международном конкурсе имени Чайковского и первое – на Международном конкурсе вокалистов имени Виньяса.

В 1973 году Соткилава дебютировал в Большом театре с партией Хозе в опере «Кармен», а год спустя был приглашен в труппу. Он признавался, что поначалу в Москве ему было нелегко, но всегда находились люди, которые поддерживали молодого певца. Главным откровением своей карьеры он называл партию Отелло. Этот опыт перевел его на совершенно новую ступень карьеры.

Удивительно, но при всех очевидных достижениях, имя Соткилавы все еще не гремело среди простого советского народа. Да, настоящие преданные поклонники оперы выстраивались в очереди, чтобы услышать партии в его исполнении, но для большинства людей его фамилия была не так хорошо знакома. Ситуация изменилась в один момент, когда мэтр эстрады Леонид Утесов в одном из интервью назвал молодого артиста своим любимым певцом.

«Тогда было много очень популярных артистов. Я почти неизвестен был. После этого заявления Утесова буквально на второй день посыпались звонки, приглашения», — вспоминал Соткилава.

Поддержка семьи

Главной опорой и поддержкой Зураба Соткилавы на протяжении всей жизни оставалась его семья. Он повстречал свою супругу Элисо еще в годы юности, учась в консерватории, и не сразу рискнул подойти к блестящей красавице-пианистке, но сразу решил, что она станет его женой.

Вскоре вся консерватория знала о любви первокурсника – на каждом шагу он рассказывал о своих чувствах, чтобы оградить девушку от назойливых ухаживаний других студентов. «Неприступная была, гордая. Года два я и сам не решался с ней даже заговорить. В итоге она сама ко мне подошла. Первая», — вспоминал исполнитель.

По его признанию, Элисо делала все, чтобы он выступал как можно лучше. Она принесла в жертву свою собственную карьеру и посвятила себя мужу и двум дочерям.

«Для меня семья всегда была опорой. Дети — это моя любовь. Я отводил душу с ними», — подчеркивал певец.

В 2015 году Соткилава объявил, что тяжело болен раком поджелудочной железы. Певец прошел курс лечения в Германии, однако болезнь не отступила, и он боролся с ней до самого конца. По словам артиста, самым непростым для него была даже не постоянная слабость, строгая диета и огромное количество лекарств, но страх за своих близких.

«Мне жалко тех, кто со мной рядом, моих родных. Я знаю, как они за меня переживают, особенно моя супруга. Вот это и есть моя боль, мой страх, моя жалость», — рассказывал Соткилава.

Во время болезни, по словам певца, ему помогала традиционно крепкая кавказская семья и близкие друзья, а также работа в консерватории, которая насчитывает более 50 лет. Не забыл Соткилава и про свою давнюю страсть — футбол. «И еще обожаю футбол. Когда в эту игру играют профессионалы, интеллектуалы, наслаждаюсь. Я болею обычно за Испанию и Италию на чемпионатах. Очень люблю Роналду и Месси», — отметил он в одном из интервью. Хотя про российских футболистов певец высказывался не столь оптимистично — «это ужас, это просто ужас, к сожалению». Даже во время непростого курса лечения Соткилава продолжал давать концерты, по словам артиста, без музыки и пения он не мог жить.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *